назад

Серпом по сельскому хозяйству Деревенька Макарово — совсем небольшая, вместе с ребятишками 320 жителей. До Нарьян-Мара рукой подать: по реке двенадцать километров, по зимнику – девять. Единственное место работы макаровцев – животноводческая ферма— отделение ОПХ. На днях сюда приехало большое начальство, чтобы объявить колхозникам о реорганизации телятника. Отныне в Макарово фермы не будет. Останется только гараж для заготовки и доставки кормов. В макаровском отделении ОПХ работали 46 человек. Часть из них трудоустроят. А те, кому рабочих мест не достанется, станут безработными, коих в деревне и так с избытком Долги наши тяжкие

Главная причина, по которой было принято решение закрыть ферму — аварийное состояние зданий и несвоевременная выплата аграрникам окружной дотации. Фермы закрывают не только в Макарово. В Нельмин Носе недавно ликвидировали коровник, а до того в Андеге.

Макаровская ферма располагается в двух деревянных бараках, один из которых построен в 1970-м, другой – в 1978-м году. С тех пор их ни разу не ремонтировали. Есть и капитальное здание. Им ферма обзавелась в 1987 году. Пару лет там держали коров, но потом по причинам, которых не помнят даже макаровские старожилы, здание бросили. Больше десяти лет оно простояло без дела. Все эти годы доярки работали в неотапливаемых, продуваемых всеми ветрами «деревяшках». Воду и корма носили вручную, так как труд на ферме не механизирован.

Нынешняя встреча с колхозниками состоялась в деревенском клубе. Неприятную миссию объяснения с народом взял на себя директор ОПХ Владимир Янзинов:

«Сегодня мы зарабатываем только на свою зарплату. И то нам не всегда хватает. За июль месяц долг по зарплате почти по всем ОПХ — миллион рублей. Окружные субсидии получаем не в полном объеме. Сегодня округ задолжал нам 3 млн. 900 тыс. рублей. Я уже не говорю об отсутствии средств на ремонт телятника. Средняя зарплата по хозяйству 5-6 тысяч, тогда как прожиточный минимум в Нарьян-Маре уже 3300. Даже если поднять стоимость продукции на рубль, полученные дополнительно 50 тысяч положения не исправят. По текущим платежам ОПХ должно 5 млн. рублей». Еще долго Владимир Ильич объяснял колхозникам, как тяжело заниматься сельским хозяйством, когда молочный рынок завален привозной продукцией, а дотацию окружная администрация задерживает. Начальник Управления сельским хозяйством Юрий Казначеев до поры до времени в разговор не вмешивался.

Обещанья, обещанья…

Колхозники, в свою очередь, в высказываниях не стеснялись, перспектива остаться без работы никого не радовала. «Два года назад Бутов лично обещал, что поможет отремонтировать телятник, заверял, что ферму не закроют, — выпалила в сердцах исполняющая обязанности зоотехника макаровского телятника Вера Малахова, — в конце концов, мы остались с носом. На ферме работаю 23 года. За это время не то что ремонт никогда не делали, ни разу молокопровод не поменяли, хотя положено каждые семь лет ставить новый аппарат. Каждый день работали и боялись, что на нас рухнет потолок. Перекрытия давно сгнили. Потолок натурально сыпался нам на головы. Бак-многотонник для воды протекает. Того и гляди, вода из него хлынет, тогда нас вместе с коровами смоет. Вахтовый метод работы, что нам предлагают, не подходит. Где мы жить в Нарьян-Маре будем?! Это мужики по вахтам мотаться могут, а у нас дети».

«Обещали сделать хотя бы отопление, — поддержала выступавшую доярка Валентина Рычкова, — чтобы мы не так мерзли. Ведь это издевательство, когда у нас ноги к сапогам примерзают. На городском животноводческом комплексе сделали условия для работы, а нас так кинули. Почему именно макаровское отделение решили убрать? Мне до пенсии десять лет, где я здесь еще устроюсь на работу»?!

История одного «кидалова»

В свое время в надежде на губернаторские деньги колхозникам пообещали реконструировать кирпичный телятник в коровник. В этом случае ферму удалось бы сохранить, доярки получили бы достойные условия труда. Проект восстановления бетонника, так здесь называют капитальное здание, стоит 24 миллиона рублей. Однако средства не перечисляли даже на проектно-сметную документацию.

Сегодня планы власти изменились. Юрий Казначеев, заместитель главы администрации НАО и начальник Управления сельского хозяйства заявил: «В хозяйствах по реке Печоре оставят минимальное количество коров, только для снабжения молоком на месте. Главным станет производство мяса. Спроса на молоко нет. Рынок заполнен привозной продукцией. Транспортные расходы велики. Только доставка молока со всех отделений ОПХ требует трех миллионов рублей в год».

От молочно-товарной фермы останется в Макарово только гараж для вывоза кормов. Здесь трудятся восемь трактористов, два конюха, пара сторожей и техничка. Остальные 33 работника попадают под сокращение. Многим из них до пенсии осталось два-три года. Бетонник решили все-таки отремонтировать. Владимиру Янзинову удалось защитить для этой цели 3 млн. рублей в инвестиционной программе 2003 года. К работам собираются приступить в июне будущего года, опять же если будут перечислены деньги. А с ними в округе напряженка. До того времени, когда телятник будет готов, дояркам предлагают год поработать на городском животноводческом комплексе. Многие из них не уверены, что смогут доить коров вахтовым методом. Без работы остались пока десять работников фермы. Возможно, в число безработных попадут и доярки.

Завтрашние безработные надежд на новое трудоустройство не питают. В деревнях по десять, пятнадцать лет сидят дома. Не потому что работать не хотят, просто устроиться некуда. В Макарово даже сельского совета нет, из муниципальных предприятий — детский сад, начальная школа в три класса и ЖКУ. Почти половина жителей не работает. Живут рыбалкой, держат в подсобном хозяйстве коров, лошадей, овец. Макаровцы – народ трудолюбивый. Здесь у каждого хозяина свой огород. Работники фермы из всех трех отделений ОПХ считаются самыми добросовестными.

«Коллектив жалко, — говорит управляющий макаровской фермы Александр Слезкин. – Люди ответственные, непьющие. Пойди, найди таких. Я не верю, что через год телятник отремонтируют. Сколько нам всего обещали. За два года моего управления фермой столько комиссий всяких приезжало, что и пальцев на руке не хватит, чтобы перечесть. А что изменилось? Только людей потеряют».

С уходом ОПХ макаровцы останутся не только без работы, но и в буквальном смысле без хлеба. Предприниматели возить хлеб в деревню отказываются – не выгодно. Хлебушек макаровцам каждый день привозило ОПХ вместе с молочными флягами. Валерий Протасов, глава Тельвисочного сельского совета, муниципального образования, к которому относится деревенька Макарово, год не может договориться с окружной администрацией о том, чтобы она взяла на себя часть транспортных расходов коммерсантов, которые возьмутся снабжать деревню хлебом.

Кроме этого, добираться до города станет сложнее. Речной трамвайчик ходит сюда по средам. С судном ОПХ можно было уехать в любой день. Не даром называли макаровцы ОПХ «палочкой-выручалочкой».

Марина Мамаева

rss