назад

«ПОМНЮ ТОЛЬКО, ЧТО СТЕНЫ С ОБОЯМИ…» Февраль в окружном медицинском вытрезвителе побил все рекорды «посещаемости». Если ежемесячно на койки для принудительного «оздоровления» попадают шестьдесят-семьдесят человек, то в прошедший месяц гостями сего богоугодного заведения стали 127 «клиентов»

В Нарьян-Маре к пьяному человеку, как в старые добрые времена застоя, относятся сострадательно-снисходительно. Нарьянмарцы, видя очередного поддатого мужика, спящего на улице, не обругают его, не отвернутся презрительно, а обязательно позвонят в милицию и сообщат, где видели бедолагу. Но самое поразительное, чего, кстати, не встретишь в других городах России: на том конце провода дежурный «02» не пошлет вас куда подальше, а скажет «спасибо», будто вы ему об отце родном сообщили. С просьбами оказать помощь пьяницам чаще всего звонят женщины.

– Не так давно, – рассказывает Наталья Деревянко, заместитель начальника медвытрезвителя, – сообщили, что в районе улицы Заводской во дворах лежит молодой человек. Наш патруль еле его нашел. Парень уснул между гаражами в сугробе. Повезло, что его увидели: пролежи он до утра, точно бы замерз. Сам парень из Омы, впоследствии так и не смог вспомнить адрес родственников, у которых остановился. Как выяснилось позже, молодому человеку не исполнилось и восемнадцати. День рождения был через неделю. Если бы нам не позвонили, ему бы его не справлять.

– Почему в феврале к нам попало так много людей, – продолжает Наталья Деревянко, – мы и сами удивляемся. Приходилось их выписывать раньше срока, так как мест катастрофически не хватало. Пытались проанализировать ситуацию, чтобы понять причину. Единственное, что удалось установить необычного: февральские «клиенты» – люди с деньгами. Обычно с граждан, к нам попадающих, очень сложно взыскать плату за обслуживание. Один день пребывания в вытрезвителе стоит пятьсот рублей. Мы и через судебных приставов ничего не можем получить, так как контингент – либо безработные, либо бомжи. А в феврале впервые за несколько лет подобных проблем не было. До этого наш ежемесячный «доход» составлял где-то около десяти тысяч рублей, то на этот раз «заработали» больше восемнадцати. И мы сильно обеспокоены подобной «прибылью». Возможно, алкогольный феномен связан с повышением заработной платы. Вы знаете, я в милиции работаю три года, так вот, еще пару лет назад такого повального увлечения спиртным не было.

Из 127 февральских «посетителей» вытрезвителя на женскую долю приходится лишь четыре клиентки. Примерно в таком же количестве здешние нары посещают и малолетки. В основном сюда попадают взрослые мужчины. Самый пьяный возраст – от тридцати до пятидесяти. Как признаются работники вытрезвителя, северные алкаши ведут себя спокойно и отдаются в руки родной милиции без буйства и лишней прыти. При освидетельствовании скандалят больше представительницы слабого пола. Кстати, в нарьян-марском храме трезвости никто не поливает нетрезвых людей ледяной водой из шланга, как это показывают в фильмах. Им просто дают возможность проспаться. Если в результате алкогольной передозировки у человека упало давление, оказывают медицинскую помощь. В тяжелых случаях немедленно вызывают «скорую».

На обеспечение медикаментами служба не жалуется, а вот УАЗ, что собирает алкоголиков по городу, нужен новый. Машина честно отработала свои пять лет, ежедневно выезжая на маршрут, и теперь часто стоит на ремонте. Как шутят работники милиции, от нее одна дверца родная осталась, и ту на днях заменили (это чистая правда). В этом году УВД обращалось с просьбой к чиновникам окружной администрации и депутатам Собрания выделить 260 тысяч рублей на приобретение нового автомобиля. Однако услышали лишь привычное «денег нет». Этот же ответ последовал и на просьбу выделить два миллиона рублей на приобретение жилья для сотрудников вытрезвителя. К слову сказать, ни один из них не имеет нормальной благоустроенной квартиры. За последние три года личный состав этой службы сменился на девяносто процентов. Молодые сотрудники либо снимают жилье с очень частичными удобствами, получая зарплату в восемь тысяч рублей, либо живут в общежитиях.

Служба находится на полном обеспечении окружной казны. Здесь работают четыре фельдшера и столько же сотрудников милиции дежурного наряда. Кроме временной изоляции и оказания медицинской помощи, они занимаются профилактикой. Инспектор службы читает лекции старшеклассникам о вреде спиртных напитков и пива, патрулирует совместно с коллегами дискотеки и выезжает на экстренные вызовы. Чаще всего пьяные разборки происходят на танцах. Как рассказали сотрудники милиции, молодежные увеселительные сборища в КСК, где подросткам продают «Балтику» №9, еще не самое криминальное место. Если в КСК чрезвычайное происшествие – мордобой и прилюдный минет, то на дискотеке в Искателях – поножовщина и стрельба. Такой же репутацией пользовалась и дискотека на Лесозаводе – к счастью, ее закрыли.

Еще одна необычная традиция – добровольное обращение граждан. Вообще-то это служба принудительной временной изоляции. Однако на Рабочую, 18 приходят те, кому больше некуда идти – бомжы, бродяжки, попавшие в сложную жизненную ситуацию люди. Особенно много таких посетителей в морозы.

– В городе давно нужно открывать приют для временно оказавшихся на улице, – считает Наталья Деревянко. – Ведь к нам часто обращаются и трезвые люди, которым некуда больше пойти. Например, не так давно приходил мужчина, говорит, выписали из больницы, а остановиться ему негде. Гостиница «Печора» не по карману, родственников в Нарьян-Маре нет, в свою деревню вылететь не может. А на улице мороз – под сорок. Принимать таких посетителей не имеем права, потому что наша служба занимается лишь нетрезвыми. Договорились, чтобы его временно приютили соседи из Красного Креста. Это не единственный случай подобного обращения. Года два назад органы УВД пытались организовать в Нарьян-Маре приют на три места на базе нашего учреждения. Но все опять застопорилось: нет финансирования. По этой же причине вытрезвитель открыт не семь дней в неделю, а пять: понедельник, вторник – выходной. Кстати, проверяющие из УВД Северо-Запада справедливо напомнили, что люди пьют каждый день. Мы обращались в администрацию с просьбой увеличить штат, чтобы работать ежедневно, только все осталось по-прежнему. Конечно, нам грех жаловаться: зарплату не задерживают, оргтехника и мебель есть, формой обеспечены, медикаменты – в полном объеме. Но хочется, чтобы служба развивалась: городу мы, увы, с каждым годом все нужнее.

Марина МАМАЕВА

rss